Главная 
 Базы данных 
 Цены 
 Услуги 
 Доставка и оплата 
 О компании 
 Контакты 
+7 (495) 545-1072 

8 800 505-1072 
Звонок по России бесплатный  
ЗАКАЗ ЗВОНКА

ЗАКАЗ ЗВОНКА
Спасибо, Ваше
сообщение принято!


Главная / Статьи о базах данных и ДМ / ДМ статьи

Геномная база данных в России уже существует


Геномная база данных в России уже существует

Гости: Татьяна Аверьянова, Михаил Пименов

Министерство внутренних дел России подготовило законопроект о государственной геномной регистрации в Российской Федерации. Речь идет о создании национального банка геномной информации. Что такое геномная информация? Для чего это нужно и, самое главное, какие это может иметь как позитивные, так и негативные последствия, мы обсудим сегодня в нашей программе с нашими гостями. Это первый заместитель начальника экспертно-криминалистического центра МВД России Татьяна Аверьянова. И начальник отдела экспертиз биологических объектов того же самого центра Михаил Пименов. Ведущая программы "Панорама"  -  Елена ЩЕДРУНОВА:
 
Многие вообще не понимают, что это такое - геномная информация. Для того, чтобы наши радиослушатели понимали, о чем мы будем говорить, давайте просто расскажем, что это такое?
 
АВЕРЬЯНОВА: Геномная информация - это персональные данные, включающие кодированную информацию об определенных фрагментах рибонуклеиновой кислоты. Проще сказать - ДНК. Определенного или неопределенного человека, или неопознанного трупа, который не характеризует его физиологические особенности.
 
То есть геномная информация - это информация о ДНК и информация ДНК абсолютно индивидуальна, не бывает двух похожих ДНК?
 
АВЕРЬЯНОВА: Да, не бывает.
 
На самом деле это самая главная информация о человеке, которая отличает его от любого другого человека.  
 
АВЕРЬЯНОВА: Абсолютно верно.
 
Как получается эта информация?
 
ПИМЕНОВ: У двух людей бывает одинаковая геномная информация в случае, если это однояйцовые близнецы. Как она получается? Это очень сложный технологический процесс получения геномной информации. Это некие методические и лабораторные исследования, которые проводятся именно, в том числе, и в системе МВД России. В двух словах, самой природой в ДНК заложена ее возможность самовоспроизводиться. И в основе методики лежит как раз эта природная заложенность молекул, то, что она может самовоспроизводиться. Если с места происшествия изымается некий след, там мало ДНК, то с помощью этой методики возможно ее увеличение во много миллионов раз. И после этого возможна ее визуализация, то есть рассмотрение.
 
Когда я задала вопрос, как получается информация ДНК, я имел в виду на самом деле не столько технологию обработки материала, сколько исходный материал. Что нужно для того, чтобы выделить ДНК того или иного человека. То есть когда вы будете собирать этот банк данных, что вам потребуется?
 
ПИМЕНОВ: Первая часть. Любая клетка нашего организма имеет одинаковую геномную информацию. Будь это волос, будь это слюна, кровь и так далее. На этом строится основа криминалистики. почему мы данный метод применяем в системе нашей, в экспертной практике? Откуда она получается? Из любого биологического следа, который оставлен на месте происшествия, допустим. Или для сравнительных образцов применяется или эпителий (то есть защечный эпителий человека), или просто образцы крови. Из этих объектов получается геномная информация.
 
Если человек добровольно хочет свою информацию сдать в этот банк данных, вдруг, если захочет, он должен будет сдавать кровь, волос и отпечатки пальцев.
 
АВЕРЬЯНОВА: Или - или.
 
В той информации, которую я читала, там это все шло через запятую. И поразило меня больше всего даже не запятая, а то, что было еще сказано “и отпечатки пальцев”. Отпечатки пальцев-то причем?
 
АВЕРЬЯНОВА: В том случае, если нет крови у нас, допустим, или нет волоса, то в отпечатках пальцев, в содержимом потожировых тоже можем выделить ту самую ДНК.
 
На самом деле это так?
 
АВЕРЬЯНОВА: Но не сам отпечаток пальца.
 
ПИМЕНОВ: И в отпечатке пальца остаются эпителярные клетки кожи человека. В данном случае с отпечатка пальца получается тоже достоверная геномная информация.
 
Но то, что вы сейчас сказали, что это не через запятую, или - или - или, то есть некий объект биологический любой.
 
АВЕРЬЯНОВА: Любой объект, содержащий ДНК.
 
Тот, кто боится кровь сдавать, может отдать волос, упавший с головы при расчесывании. А тот, кто не расчесывается или у кого волос нет, тот может просто отпечаток пальца оставить.
 
ПИМЕНОВ: Дело в том, что, когда сам закон создавался, рассматривался вопрос, что некоторые люди, принадлежность к различным этническим группам или религиозным конфессиям, поэтому у них сдача крови или переливание крови просто запрещено. Поэтому было в данном законе предусмотрено, что именно в качестве добровольной сдачи это может быть и фрагмент волоса и эпителий в том числе.
 
Мы сейчас говорим о законопроекте. То есть это пока только проект, это не принятое еще решение, которое, тем не менее, уже вызывает споры. Любая регистрация человека в нашей стране вызывает всегда ожесточенные споры, а тут еще такая страшная, как геномная. Но при этом при всем, насколько я знаю, геномная регистрация уже существует. Я права?
 
АВЕРЬЯНОВА:  В какой-то степени правы. Потому что банк данных уже у нас в экспертно-криминалистическом центре с января этого года создается. И уже в банке данных у нас имеется 500 таких элементов.
 
Только 500?
 
АВЕРЬЯНОВА: Пока, да. Потому что он только начал создаваться с января этого года.
 
А вот то, что говорили, что, когда военных отправляют в “горячие точки”, у них специально берут образцы ДНК, это не то? Это не тот банк данных?
 
ПИМЕНОВ: Дело в том, что создание базы данных по живым лицам, по определенным категориям лиц, это нужен как раз федеральный закон. Вы правильно говорите, что в ряде стран, допустим, США и Канада, берутся образцы крови у военнослужащих прежде, чем их берут на работу. Для того, чтобы в будущем при боевых действиях в “горячих точках” возможно было идентифицировать. Это, первое. Второе - этот законопроект уже с 2002 года рассматривается в МВД России. И первый вариант закона предусматривал типирование, то есть сбор геномной информации у лиц, которые связаны с риском для жизни их работа. Это как раз военнослужащие, кадровые сотрудники и так далее. Но в тот момент как раз Министерство финансов при рассмотрении данного законопроекта категория эта была настолько велика, что затраты были сопоставимы с бюджетом всей страны. Поэтому законопроект в той редакции у нас не прошел.
 
А в последней редакции это есть?
 
ПИМЕНОВ: В последней редакции Татьяна Витальевна наверное расскажет, какие категории будут подпадать под обязательную регистрацию.
 
АВЕРЬЯНОВА: Лица, осужденные к лишению свободы за совершение тяжких или особо тяжких преступлений. Неустановленные лица, биологический  материал которых изъят с места происшествий, и неопознанные труппы. Это три категории, это обязательная регистрация.
 
Вы сказали, что только лица, которые осуждены за тяжкие преступления и особо тяжкие. Это означает, что не все, попавшие в места лишения свободы, будут в обязательном порядке регистрироваться.
 
АВЕРЬЯНОВА: Те, которые по категории подпадают к тяжким и особо тяжким преступлениям.
 
Для чего это делается?
 
АВЕРЬЯНОВА: Для того, чтобы, во-первых, раскрыть преступление можно было. Во-вторых, для того, чтобы профилактика какая-то была на будущее обязательно в профилактических целях. Это основные два. Раскрытие и расследование преступления и профилактика. Вот эти два основных направления.
 
А почему только тяжкие и особо тяжкие? Многие скажут: давайте тогда собирать базу данных по всем преступникам.
 
АВЕРЬЯНОВА: Опять упирается все в финансы.
 
То есть никаких этических соображений, исключительно финансовые?
 
АВЕРЬЯНОВА: Да. Мы бы и готовы были по всем преступлениям. Нам бы было, наверное, и сложнее и проще. С одной стороны, сложнее, потому что работы поприбавилось, с другой стороны, проще, потому что раскрываемость бы увеличилась.
 
Но поскольку финансовые затраты слишком серьезные будут тогда, мы пока решили поэтапно проходить по этому закону и на первом этапе мы решили только тяжкие и особо тяжкие преступления, неустановленные лица и неопознанные трупы.
 
Что такое неустановленные лица?
 
АВЕРЬЯНОВА: Это значит, на месте происшествия изъят биологический объект какой-то, который несет как раз соответствующую геномную информацию, но лицо не установлено. Тот же волос на месте происшествия или окурок со слюной, к примеру.
 
То есть на самом-то деле база будет все-таки очень широка, поскольку в нее все равно будет попадать информация о тех лицах, которые совершили и не такие уж тяжкие преступления. Я правильно понимаю? В  результате, если это неустановленное лицо?
 
АВЕРЬЯНОВА: По сути дела, только тяжкие и особо тяжкие. Мы все-таки будем как бы ориентироваться именно на эти виды преступлений. На первом этапе только на тяжкие и особо тяжкие.
 
То есть когда какая-то кража и вы нашли волос, который принадлежит не хозяевам, вы не будете его исследовать и заносить в банк данных?
 
ПИМЕНОВ: Смотря, какая категория краж. Потому что ряд краж относится тоже к тяжким и особо тяжким преступлениям. Это зависит от суммы ущерба, которое подозреваемое лицо или преступник совершил. Поэтому тоже планируется.
 
Все-таки есть такое ограничение, тяжкое и особо тяжкое?
 
АВЕРЬЯНОВА: По статьям. Которые относятся к тяжким и особо тяжким, по ним, конечно, мы будем.
 
То есть домушники, форточники вряд ли попадут?
        
АВЕРЬЯНОВА: И сейчас уже, собственно говоря, у нас есть такие примеры, когда у нас раскрыты кражи благодаря тому, что у нас появилась вот эта геномная информация, в частности, в Москве, в Мордовии, в  Самаре. У нас есть такие примеры.
 
ПИМЕНОВ: Что касается краж, очень положительный пример. Именно на территории города Москвы раскрыта серия квартирных краж, которые совершались одним лицом.
 
Сначала было установлено, что одним лицом, совершались данные кражи. Потом был ряд подозреваемых лиц, которые могли совершить данные преступления. И с помощью ДНК-анализа, с помощью банка данных это лицо было установлено.
 
Я так понимаю, что эти данные в базе-то и останутся?
 
ПИМЕНОВ: Конечно.
 
Я уточняю. Военные, отправляющиеся в “горячие точки”, и лица, занимающиеся деятельностью, скажем так, опасной для здоровья, они, тем не менее, в этот банк данных не попадают даже по последнему этому законопроекту?
 
АВЕРЬЯНОВА: Нет, не попадают. Если этот законопроект пройдет в таком виде, они не попадают. На первоначальном этапе - нет. В будущем может быть, конечно, он будет увеличиваться. Наверно, нужно идти по такому же пути, как пошла Англия. Они сначала тоже взяли тяжкие и особо тяжкие, тоже им отказывали в финансировании. А в конечном счете они с каждым годом, когда поняли, что результаты даются хорошие и раскрываемость резко увеличивается, в этом случае тогда уже каждый год прибавлялись какие-то новые преступления или новые субъекты.
 
Я понимаю, что МВД интересует все-таки процент раскрытия преступлений и вообще преступники, поскольку вы об этом все время говорите: преступники, преступники. Но при этом при всем в подобной базе данных явно должно быть заинтересовано Министерство обороны, Министерство по чрезвычайным ситуациям. Строго говоря, в этой информации должны быть заинтересованы даже те же авиакомпании.
 
Когда вы готовили этот законопроект, я имею в виду МВД, вы как-то пытались обговорить эти вещи с Министерством обороны, с МЧС, чтобы они выделили деньги на создание этой базы данных?
 
Коли у вас есть все материалы, если у вас есть практика, то есть вы уже как бы набили на этом руку, почему бы не сделать такой общий банк данных, но уже из разных источников финансирования?
 
Вообще такой вопрос обсуждался? Или МВД идет своим путем? Когда-нибудь может быть МЧС дозреет, Министерство обороны дозреет и будут разные банки данных?
 
АВЕРЬЯНОВА: Согласовывали мы этот законопроект, естественно, со всеми заинтересованными министерствами. Это действительно так. Все министерства нас поддержали. Что касается финансирования, то это все-таки идет от государства, от правительства и идет из федерального бюджета. Поэтому основное министерство, с которым мы должны были финансирование согласовывать, это было Министерство финансов.
 
08.06.2007
radiomayak.ru

Возврат к списку новостей




© 2001-2017 «Moscowbase». Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах.
При любом использовании текстовых и фотоматериалов ссылка на "Moscowbase.Ru" обязательна. Информация на сайте не является публичной офертой.
База данных, список компаний, предприятия Москвы, список предприятий, база предприятий, список фирм, каталог компаний, список организаций, база данных предприятий, база подписчиков для рассылки, каталог компаний, справочник предприятий, маркетинговые базы данных,
база строящихся объектов, база строительных объектов, справочник компаний, база данных юридических лиц, московская база, купить клиентов, купить заявки, лидогенерация, услуги лидогенерации, databases, lead generation, marketing lists